Меню
Pathway of spirit

БЫТЬ В МОМЕНТЕ
Интервью с писательницей и автором проекта «Энциклопедия серфинга» Ирен Oraylie
Предыстория
Серфинг — это чистое счастье, но чтобы его получить, необходимо терпение и осознанность. После каждой каталки, когда злился из-за того, что не получается сделать заскок или удержать баланс, читал статьи в блоге Ирен Oraylie «Энциклопедия серфинга», наверное, это один из факторов, почему я не смирился с мыслью, что серфинг не для меня, и продолжил тренировки.
В сентябре на берегу Тихого океана задумался, что было бы здорово провести интервью с Ирой, оказалось, что она приехала снимать видео о Камчатке вместе с видеографом и скейтбордистом Сашей Дориновым. Через пару дней мы уже болтали, глядя на вулканы Камчатки и местных серферов.
Ира — одна из тех, кто доверяет чутью и готова рисковать ради того, чтобы жить свою жизнь. Надеюсь, этот разговор напомнит о важном и вдохновит на свершения.

Ира, расскажи, как ты себя определяешь?

Как автора образовательного проекта «Энциклопедия серфинга». А зарабатываю на жизнь написанием текстов, работаю, например, с Яндекс. Дзен и Тиньков журнал.
По образованию я физик-математик, училась в Московском физико-техническом институте, наукой не занималась, поняла, что мне это не особо интересно, хотя и рада, что получила это образование, потому что физика помогала понять, как устроен мир.
Когда увлеклась серфингом, стало интересно: почему в сутках два прилива и отлива; как вода связана с луной, с солнцем; каким образом работает океан; как разные формы досок влияют на то, как они себя ведут с точки зрения механики. Плюс, когда я переехала 8 лет назад на Бали, нашла удаленную работу с написанием текстов, так получилось, что всё это мне суперпонравилось, и у меня хорошо получается. В итоге я объединила три сферы, которые не очень связаны между собой: физика-математика, серфинг и написание текстов. Так появился блог.

Каково уехать в азиатскую страну на другой конец света в 2011 году?

Когда читала «Над пропастью во ржи» Сэлинджера, мне запомнилось моё ощущение, что главный герой словно сочинял себе препятствия, и я думала: «Господи, что ж ты за мудак такой?! Ты сам себе палки в колеса вставляешь!» И с тех пор я поняла, что если мне чего-то хочется, то, короче, не надо вести себя как тот мудак из «Над пропастью во ржи», а надо брать и делать то, что ты хочешь.
Сама мысль о переезде впервые появилась на последнем курсе, когда писала диплом, потом появился кот, работа, мужчина, погрязла в бытовухе. Позднее подумала: «Ира, вот ты хочешь переехать в тропики, ну что ты как этот мудак из книжки! Твоя работа? Ну так что! Найдешь другую, весь мир открыт, просто ты сама себе не разрешаешь уехать, просто разреши».
Тогда я и решила переезжать. Перестала снимать квартиру, уволилась с работы, рассталась с молодым человеком, собрала вещички и купила билет в один конец. Единственное, чем я условно подстраховалась, нашла вакансию блоггер-копирайтер в стартапе вроде Booking. Компания искала человека с опытом, авторским стилем, а я до этого только сочинения в школе писала, и я такая: «Ну попробую, ну, а вдруг». Через 15 минут после того, как отправила тестовое задание, меня приняли на работу. Постепенно сократили, но я уже освоилась, появились фрилансы, связанные с текстами, начала заниматься переводами.

Тебе приходилось пересиливать себя, чтобы переехать на Бали?

У меня не было сомнений, просто я знала, что надо ехать, и всё. Поэтому не могу сказать, что были какие-то страхи, и я себя как-то преодолевала. Вообще, в жизни неоднократно бывали ситуации, когда мне внутренний голос подсказывает, как поступить.

Есть история, которая окончательно поставила в моем сознании жирную точку в том, что существует какая-то параллельная штука внутренняя, которую надо слушаться. Друг как-то уезжал с Бали и оставил 2 марки с ЛСД, они пролежали у меня в кошельке 1,5 года, а дальше происходит такая история: я приезжаю в Россию, мы идем в барчик с друзьями, и  в какой-то момент я двум ребятам говорю: «а хотите кислоты, у меня есть, уже полтора года валяются марки». Парни начали мяться, а у меня прямо внутри «отдай, отдай, отдай, отдай». Короче, я им буквально впихиваю эти две марки, вызываю такси и еду домой: такси на трассе тормозит облава и обыскивает не только водителя, но и меня и заглядывают в кошелек, достают каждую карточку и все продолжается полчаса. Наверное, в тот момент, когда я переезжала у меня было что-то похожее, я просто знала, что надо ехать и поехала.

Сейчас тоже нахожусь в таком моменте, что уехала с Бали и пока туда не собираюсь, понимаю, что завершился цикл, и надо ехать дальше. Сейчас я приехала с Сашкой снимать видео сюда, на Камчатку, хотя знаю его меньше месяца. Мы познакомились в баре, и он предложил поехать с ним. Такой момент, словно я, как Слава Курилов (прим. океанолог, известный побегом вплавь из советского союза), который стоит с ластами на лайнере и понимает, что надо прыгать в черный океан, и не может не прыгнуть. Смотрела на билеты и понимала, что надо лететь и всё. А дальше, знаешь, как в серфинге, когда ощущение, что идет большая волна: ты понимаешь, что она о-го-го, но надо не ссать и грести. Нет страха, и дальше будь, что будет — ты едешь, ты анализируешь. Глобально я сейчас в таком состоянии нахожусь и очень кайфую. Не знаю, что будет со мной через месяц, через два, через три, но есть абсолютная внутренняя уверенность, что все будет классно.

Создается впечатление, что ты хорошо знаешь себя.

Придерживаюсь концепции, что всё во вселенной взаимосвязано, и что жизнь, как огромный калейдоскоп, который перетекает из мгновения в мгновение: если ты посмотришь на всю картину в целом, она всегда прекрасна, всегда идеальна, и именно такая, какой должна быть. Если ты умеешь видеть эту красоту вселенной даже тогда, когда тебе плохо, больно, страшно — это дает очень сильное освобождение от страдания.
Сейчас у меня внутренний диалог примерно такой: если мне очень плохо, я начинаю себя поддерживать с одной стороны, а с другой копаться и пытаться понять, почему мне так плохо. Два года назад у меня случилась депрессия. Всё, вроде, как обычно, всё хорошо, а мне плохо, и я сама не знаю почему. Я начала кундалини-йогой заниматься, работать с остеопатами — клубок начал распутываться, и сейчас я в начале пути. Знаешь, когда у тебя постоянный насморк, ты уже не думаешь о нём, кажется, что так будет всегда, но потом вдруг ты делаешь первый вздох и понимаешь, что насморк может закончиться, а когда он заканчивается, ты снова забываешь о нём. Но я стараюсь всегда помнить, что всё конечно.
«…жизнь, как огромный калейдоскоп, который перетекает из мгновения в мгновение: если ты посмотришь на всю картину в целом, она всегда прекрасна, всегда идеальна, и именно такая, какой должна быть».
Про серфинг: почему в этом виде спорта так много духовности, почему люди не объясняют глубокие духовные вещи через самбо, но делают это через серфинг?

Возможно, это связано с тем, что серфер взаимодействует со стихией. Вся жизнь стихийна, мир непредсказуем и неподконтролен, точно так же, как океан. Важно то, как ты относишься к океану, как ты выбираешь условия, насколько можешь проанализировать океан и себя. В сноубординге есть гора, её видно сразу всю, ты видишь и выбираешь путь, а в океане такого полного предварительного обзора нет, когда ты ловишь волну, она перед тобой разворачивается в моменте, точно так же, как будущее, которого условно нет, но оно условно предопределено, хотя всё происходящее всё-таки зависит от тебя.

Кем мечтала быть в детстве?

Переводчиком и хозяйкой ночного клуба. Первую мечту в некоторой степени реализовала: в издательстве «ЭКСМО» есть книжки с моими переводами. Вторая, надеюсь не осуществится.

Самое главное, чему научил серфинг?

Что можно себя поменять. Раньше была вспыльчивой: могла накричать на новичков в океане и для меня была закрыта опция, что реакция может быть иной. Потом я начала по чуть-чуть влиять на ситуацию, включать наблюдателя: если вспылила, то спросила себя почему, поменяла. Один раз вспылила, второй, на третий уже легче. Финальной точкой стал последний день на Бали. Утром каталась в суперклассных условиях, проезжала одну волну за одной, и дальше происходит следующее: приходит классная волна, разгребаюсь на нее, а на меня толкают ученика. В этот момент у меня не возникает никакой агрессии, наоборот кричу парню: «Поворачивай!» Вижу, как он едет по стенке волны. Еду за ним, по затылку вижу, что у него просто фейерверки в голове и понимаю, какой это кайф нереальный, что человек кайфует. Он выныривает, и я спрашиваю: «Ну что, кайф?»

Главный инсайт в том, что существует опция: реагировать по-другому. Если внутри возникают чувства, которые меня не устраивают, я знаю, что есть эта опция, я знаю, что её надо искать.

Быть собой — это ???

Быть максимально честной с собой и окружающими, слушать внутренний голос, и если он говорит, что что-то не твое, то принимать, что это не твое.

Фото в тексте — Степан Артемьев

Текст Сергей Цынгунов, редактура Ирина Шаймарданова
Made on
Tilda